Химснаб

Любые кризисные явления негативно влияют на экономическую безопасность

Затяжной кризис порождает закономерный вопрос: насколько мы, как жители Пермского края, защищены от его последствий, насколько серьёзным ресурсом экономической устойчивости располагает наш регион? Бизнес-омбудсмен Вячеслав Белов уверен, что преувеличивать экономические риски Прикамья не стоит. Вячеслав Артурович, что означает текущий кризис для экономической безопасности Пермского края? — Безусловно, любые кризисные явления негативно влияют на экономическую безопасность региона. Для того чтобы успешно противостоять этому, крайне важно понимать свои сильные стороны и уделять им особое внимание. Сейчас для Пермского края это, прежде всего, успешные экспортные отрасли.

В частности, химические производства: производство минеральных удобрений, сложных удобрений, производство метанола. Это тоже не панацея, потому что, ориентируясь на экспорт, мы попадаем в зависимость от мировых цен. Если они снижаются, снижается и валовая выручка предприятия, возникает угроза реализации разного рода инвестиционных проектов. Если такое снижение носит длительный характер, это начинает влиять на конкурентоспособность наших предприятий. В связи с этим вопрос о значительной концентрации экономики в регионе и её экспортоориентированности, ведь это безусловный риск Пермского края. Насколько он высок? — Сама по себе высокая степень концентрации экономики — конечно, минус, но я не стал бы преувеличивать эту проблему. Всё-таки экономика Пермского края является диверсифицированной и многоотраслевой, такая разнонаправленность — это огромный плюс региона с точки зрения его экономической стабильности и экономической безопасности. Есть примеры регионов с действительно высокой однообразной промышленной концентрацией экономики.

Свердловская область, которая является однозначно более развитой, но значительно зависит от одной отрасли — машиностроения и станкостроения. Ещё пример — Ханты-Мансийский АО, где промышленность носит исключительно нефтегазовую, а в основном — нефтянуюнаправленность. И когда возникают проблемы с этой отраслью, регион оказывается неспособным самостоятельно с ними справиться, у него возникают проблемы с исполнением социальных обязательств перед населением из-за резкого сокращения доходов бюджета. Так, согласно проекту бюджета на 2016 год, дефицит бюджета Ханты-Мансийского АО составит более 25 млрд руб. Пермский край всё-таки не относится к такой категории регионов. У нас, кроме химии и нефтедобычи, очень развито двигателестроение и оборонная промышленность. Скорее, я хотел бы отметить другой риск высококонцентрированной экономики и крупных производств для Пермского края. Он заключается в том, что в стабильной ситуации их высокая доходность, достаточность поступления налоговых платежей в бюджет края для реализации поставленных задач и исполнения социальных обязательств может расслаблять власти, в том числе и на муниципальном уровне, и не давать стимула к развитию мелкого бизнеса.

Но в настоящее время мы находимся в достаточно сложной ситуации как раз из-за обвала цен на нефть. Что Пермский край может противопоставить этой проблеме? — Да, сегодня даже при увеличении добычи нефти и объёмов её экспорта выручка падает из-за снижения цен на нефть, но регион располагает и другими сильными отраслями, которые позволяют сгладить ситуацию. Сейчас в фазу устойчивого развития вступил военно-промышленный комплекс. Космическая, авиационная промышленность, промышленность по производству обычных вооружений и так далее — здесь в настоящее время увеличивается объём госзаказов, финансирование проектов стабильно, а, соответственно, растёт объём производства на таких предприятиях, они не только не сокращают персонал, но и набирают новых сотрудников. Сельское хозяйство — ещё один пример противовеса общему экономическому спаду. Этой отрасли в настоящее время оказывается господдержка на федеральном и региональном уровне в серьёзном объёме — субсидии программы, направленные на поддержку молодых фермеров, молочного производства и т. д. В Пермском крае на эти цели направлено более 3 млрд рублей. Число крестьянских (фермерских) хозяйств растёт в регионе второй год подряд и за это время увеличилось на четверть. Это безусловный плюс. Кроме того, у Пермского края есть и ещё один ресурс, который поможет справиться с кризисом, — это его образовательный потенциал. В случае затяжного кризиса он позволит переориентировать, переобучить персонал. Если говорить о внутренних угрозах экономической безопасности Пермского края, какие из них кажутся вам наиболее серьёзными? — По итогам прошлого года отмечено снижение реальной заработной платы в регионе на 10 процентов. Это риск, который приводит к снижению потребления, что, в свою очередь, негативно влияет на развитие бизнеса.

И если такая ситуация затягивается, она становится угрозой экономической безопасности региона: если у бизнеса проблемы, то доход не получают сами предприниматели, они не платят зарплату, налоги, не платят по кредитным обязательствам, что ведёт к ухудшению устойчивости банковской системы и т. д. То есть последствия снижения потребительской активности носят системный характер — и это риск. Второй риск — уход из региона целых производств. Как пример, потеряв Сан ИнБев, мы одновременно потеряли 200 рабочих мест, мы потеряли определённые суммы в бюджете в виде налога на доходы физических лиц и акцизов.

Это пример ситуации, которую региональным властям нельзя допускать, если только это возможно. Напомню, что сегодня большинство крупных производств Пермского края является частью вертикально интегрированных Российских и зарубежных корпораций. К сожалению, уровень, на котором принимаются решения о сохранении или закрытии таких предприятий, находится не на территории края, а за его пределами. Сейчас крупной проблемой с точки зрения экономической безопасности является ситуация в Чусовом. Фактически было запланировано строительство нового завода, расчёты по проекту были сделаны в 2013 году. Но с тех пор стоимость поставки импортного оборудования возросла в два раза. Кроме того, с тех пор изменились условия привлечения заёмных средств — ставка по кредитам и их доступность. Проект перестал быть окупаемым, а ведь от Чусовского металлургического завода зависит судьба целого города. Я вижу активную позицию по разрешению данной проблемы губернатором Пермского края. Полностью поддерживаю идею придания ряду территорий Пермского края статуса территорий опережающего развития. По итогам прошлого года экономика Пермского края была, по сравнению с бюджетным планом, недофинансирована на 7 млрд рублей. Что это означает в контексте разговора об экономической безопасности региона?

Бюджетное финансирование имеет в этом вопросе огромное значение. Поэтому в целях стабилизации экономики все обязательства бюджета должны исполняться в полной мере и чётко — как по часам. В противном случае это становится риском дестабилизации ситуации и, соответственно, риском для экономической безопасности региона. В кризис, когда экономика нестабильна и поступления в бюджет снижаются, управлять государственными финансами становится сложнее, но недопущение сбоя в расчётах остаётся первостепенной задачей. Ведь деньги, не попавшие в экономику, не запускают цепочку: оплата выполненных работ, оказанных услуг и поставленных товаров, сохранение рабочих мест, выручка, выплата зарплаты, уплата налогов…

Если средств на исполнение всех обязательств недостаточно, важно правильно расставить приоритеты и сокращать только те расходы, которые не являются социально значимыми, не принесут дополнительных средств в бюджет и не дадут толчка к развитию экономики. Какое значение для экономической безопасности Пермского края имеет размер регионального госдолга и его динамика? — На 1 января 2015 года размер госдолга Пермского края вырос до 19,5 млрд рублей, и это знак, свидетельствующий как раз о том, что проблемы в экономическом развитии региона существуют, что сегодня обязательства Пермского края фактически требуют больше средств, чем поступления в бюджетную систему. Это, безусловно, налагает определённые обязательства по сопровождению долга, а с другой стороны — по управлению им с целью предотвращения его сильного роста, но исполнения при этом всех социальных обязательств бюджета. В то же время декабрь — месяц закрытия всех бюджетных обязательств, и этот рост правильнее будет считать сезонным. В качестве положительного момента отмечу, что сегодня госдолг Пермского края наполовину состоит из средств федерального бюджета. Такая структура позволяет держать затраты на его обслуживание на низком уровне, поскольку бюджетные займы, в отличие от банковских кредитов, — это дешёвые деньги.

По сравнению с очень многими субъектами, не выходит на сколько-нибудь критические показатели госдолга — в процентном отношении к доходам бюджета он один из самых низких в Приволжском федеральном округе. Его размер не превышает нормативы, установленные законодательством, и рисков неисполнения регионом бюджетных обязательств, то есть дефолта региона, для нас нет даже в теории. С точки зрения бюджетной системы Пермский край, благодаря разнонаправленности экономики, всегда был более устойчив по сравнению с уже упоминавшейся Свердловской областью. Когда там в начале 90-х почти полностью остановилось машиностроение, это сильно дестабилизировало всю экономическую ситуацию региона, включая его бюджетную сферу. Насколько Пермский край зависит от импорта? Где грань между взаимовыгодным сотрудничеством и критическим снижением уровня экономической безопасности региона? — Прежде всего надо отметить, что экспорт в Пермском крае устойчиво больше импорта, то есть мы продаём за рубеж больше, чем покупаем. С точки зрения продовольствия мы обеспечены по куриному мясу, по куриному яйцу. Пермский край мог бы обеспечить себя и региональной овощной продукцией. Почему этого не происходит? Ключевой вопрос здесь — себестоимость.

Чтобы вырастить у нас помидоры, огурцы, необходим закрытый грунт, газовый подогрев. Одновременно мы имеем круглогодичные поставки дешёвых овощей из азиатских стран. Так что можем, но имеет ли это смысл? В контексте контрсанкций хотелось бы отметить, что страх исчезновения из магазинов ряда продуктов оказался в основном именно страхом. Сейчас мы видим, что проблема замещения санкционных продуктов решаема. Может быть, пока только за исключением качественных сыров. И особенно в Пермском крае, который, как я говорил, является нетто-экспортёром. В регионе есть представители бизнеса, имеющие большой опыт работы на внешних рынках, и в настоящее время идёт реальная работа по поиску новых поставщиков продукции из КитаяИндии, даже Ирана. Фото: Тимур Абасов Вячеслав Артурович, какие меры действительно способствуют усилению экономической безопасности региона?

Мне хотелось бы упомянуть беспрецедентные меры по налоговой поддержке малого и среднего бизнеса, которые были предприняты в Пермском крае в прошедшем году. В частности, были приняты изменения в законодательстве о патентной системе налогообложения и об упрощённой системе налогообложения. По этим двум системам у нас введены налоговые каникулы: для впервые зарегистрированных предпринимателей ставка по упрощённому налогу и плата за патент соответственно равны нулю в течение двух лет. Такая мера принята далеко не во всех субъектах федерации. Кроме того, мы значительно расширили количество видов деятельности по патентной системе налогообложения. В обновлённый перечень мы включили почти все дополнительные виды деятельности, для которых федеральное законодательство допускает такую возможность. Далее, по патентной системе введено разделение всех муниципальных образований Пермского края на четыре категории, для каждой из которых установлен свой поправочный коэффициент определения базовой доходности.

Максимальный в Перми — единица, минимальный — 0,3. Примеры территорий, на которых действует минимальный поправочный коэффициент: Берёзовский район, муниципальные образования Коми-Пермяцкого АО. Очевидно, что доходность бизнеса там значительно ниже, чем в крупных городах. Эти изменения начали действовать с 2016 года, то есть уже существующий бизнес получил возможность снижения своих патентных платежей более чем в три раза. Наконец, по упрощённой системе налогообложения регион ввёл пониженные по ряду видов деятельности ставки. Как я знаю от своего коллеги из Свердловской области, их регион тоже рассматривал подобную меру поддержки малого и среднего бизнеса, но в результате не пошёл на неё, сочтя несвоевременной.

 

+7 (812)

Телефоны отделов продаж:

337-18-93 - отдел моющих средств и хозтоваров-многоканальный.
337-18-94 - отдел ветзоотехники и агрохимии
337-18-95 - отдел лабораторной посуды
337-18-96 - отдел химии и спецодежды
337-18-97 - отдел лабораторного оборудования и приборов

Адреса электронной почты:

him_spb@mail.ru
himsnab.53@list.ru

Адрес:

198095, г. Санкт-Петербург, ул. Швецова, дом 23 (Здание ТЭМП)

© 2009 — «ХИМСНАБ»
Все права защищены

Отказ от ответственности



Создание сайта — «Consepto»
Продвижение сайта — «1 Место»